logoARTMEDIUM | цсм

Банді Шолтес . краще з книги .

Банді ШОЛТЕС

BEST from book

в оформленні використані роботи Руслана Тремби.

Сталин и лобковые волосы

Когда-то я работал в пединституте в Венгрии и жил в общежитии. Фактически это была обычная трёхкомнатная квартира, и в каждой комнате жили по два преподавателя. Больше всех со мной общался средних лет преподзватель философии Lajos. Он был разведенный болтливый усатый холостяк, помешанный на женщинах и философии. В общем, неплохой дядя, но была у него одна странная привычка – ходить по всей нашей служебной квартире абсолютно голым. Точнее в одних тапочках. Он часто ходил в душ, который находился как раз напротив моей комнаты, а выходил всегда голым, не прикрываясь даже полотенцем. Это в обшем-то ничего, но потом он не одевался еще полчаса – ходит и ходит взад-вперёд, раскачивая своим добротным философским хозяйством и болтая о чём-нибудь.

А однажды Lajos воще учудил. Сижу в своей комнате, дверь открыта настежь, я читаю, философ в душе моется. А через минут 15 выходит нагой , заходит в мою комнату и останавливается передо мной, сидящим за столом, таким образом, что его какаового цвета член оказывается в метре от моих глаз (Сразу вспомнились медосмотры в военкомате). И он начинает что-то говорить о книге, которую читал на днях, а потом включает фен. Но направляет его НЕ на голову, а НА яйца. Сушит гениталии и, перекрикивая шум гудящего фена, поясняет мне идею той книги . В ней автор выдвинул теорию о том, что Сталин свои поступки творил в измерении не политики, а морали и этики как русские авангардисты, он отметал все традиции и смотрел на свою деятельность, на страну и общество, как на невиданных мзсштабов литературно-художественный эксперимент и материал для этого эксперимента. И для Сталина его правление было искусством.

Идея очень интересная, но поддерживать разговор, глядя на его давно высохшие, беспомощно развевающиеся под феном лобковые волосы и вычищенные до матового блеска гениталии мне было как-то странно… В общем философ иногда вёл себя так, что если бы он не говорил так много и с таким воодушевлёнием о студентках физкультурного отделения, которые бегали кросс или ездили на велосипедах под нашими окнами, то я подумал бы, что он гомик. Последний процент моих сомнений развеялся тогда, когда философ похотливо капнул слюной себе в кофе, наблюдая через кухонное окно за прогуливающейся студенткой в сексуально обтягивающей спортивке и с грандиозными сиськами . У него жадно расширились глаза и он, не оборачиваясь, сказал: «Lattad ezt? Szuz Maria Edesanyam!’». Я со страхом подумал, что он прямо там на кухне начнёт гладить себя между ног и теребить член, но девица скрылась из виду. И слава Богу!

‘ венгр.-” Ты это видел ? Мать моя пресвятая Дева Мария!”

 

Мениск и быки

Недавно я, пьяный, упал в яму. Залез в церковный двор ночыо через забор и хотел посмотреть, что там, – сто раз был в самой старой церкви города, а что у нее на заднем дворе, не знаю. Словом залез я, прошёл два шага и ёбнулся. Боковой стороной колена ударился очень сильно. Но из-за алкоголя боль не ярко чувствовалась. Затем пьянка продолжалась, как обычно – мы тогда пили по поводу отъезда Лики в Америку, навсегда. До 4 ч ночи я прихрамывал, домой поехал на такси. А утром проснулся и понял, что такой боли не чувствовал с конца двадцатого века. Серьёзно. Спустился, прыгая на одной ноге, к такси, и мы с женой поехали в травмпункт. Красивый врач похожий больше на актёра, чем на врача, пощупал колено, послушал мой рёв и назначил гипс – от жопы до пятки. Сказал (как шутку, но это была не шутка), «мениск повреждён» Мы, конечно, ещё поржали потом что, мол, классно, хоть не пениск. Но смеялся я не очень долго…

Вечером «бонусом» к гипсу и костылям прибавилась “кайфовая” такая ангинка со всем сопутствующим температурным набором, и вышло так, что я много потел . Сильно потел под гипс. Это как сратъ в трусы. Только вот трусы можно снять, а гипс – это на 10 дней. Ну и спать, конечно, тоже было интересно . Типа брёвнышко себе под одеяло к ноге привязать скотчем.

В общем, понятно, ночью – бред, пот и слёзы, а днём что делать? В телевизоре мало интересного. И я играл на компьютере в Dооm 2 . Это такая игра, где надо ходить по полям-коридорам и расстреливать очень плохих чуваков и монстров – работников военной промышленности Ада, – которые тоже хотят меня замочить или, на крайняк, причинить моральный ущерб. В Dооm, в намного более примитивную версию, я играл, ещё работая в редакции много лет назад. А сейчас, установив гипсоногу в наименее неудобную позу, играть я старался так хитро, чтоб у меня было всегда 100% здоровья -то есть меня как-то утешало, что в виртуальной тусовке у меня есть эти чисто условные, но всё же сто процентов здоровья, и в реальной жизни это помогало мне забыть на 2-3 часика о гипсе и температуре.

А через неделю я дошёл до такого монстра, которого убить было невозможно, его можно было только удалить из памяти. Я 50 раз выходил «на ринг» драться с этим шестиэтажным Быком, который поминутно рожал чертей, делал кулаком ядерное землетрясение и дышал напалмом, и каждый раз он делал мне сначала 47% здоровья, потом 34%, потом 3%, а потом вообще минус 26%. И в тот день, когда мне стало остро не хватать компьютерно-игрового здоровья, в реальной жизни мне стало лучше. Я выздоровел, и гипс снял. И подумал: «интересно получилось компьютерный Бык помог мне выздороветь. А настоящие, живые быки с человеческими лицами в реальной жизни никогда не помогают. Даже наоборот. Странно как-то получается. Почему так? Видно, эволюция свернула куда-то не в ту сторону ..»

Iгоn Маiden и обезьяна

Эта love story  случилась давно. Однажды на дне рождения сокурсницы я познакомился с её симпатичной двоюродной сестрой, которая мне сразу очень понравилась и мы, болтая, просидели весь вечер рядом. Оказалось, что её любимая группа Iron Maiden, а звали её редким венгерским именем Hajnalka (А ещё важным моментом истории есть то, что у сокурсницы не было заведено разуваться и все гости весь вечер были обуты.) В тот период мы с моим, близким другом Шонием завели себе привычку называв друг друга Joе – не помню почему, может из-за какого-то фильма. И вот, когда я выпил, то никак не мог запомнить имя Hajnalk-и, а на язьк постоянно наворачивался наш с Шонием вариант, но ей как девушке он не подходил, и поэтому трансформировался в Jessiса. Tак я её и называл целый вечер, а ей, мне показалось очень нравилось, она каждый раз улыбалась. И у нас возникло такое взаимопонимание, что мы договорились встретиться на следующий день в 3 часа на стадионе “Автомобилист».

Встретились, сидим, курим .  И тут она говорит (по-венгерски}: –    Слушай, а как ты догадался о Jessic-e , мы ведь целый вечер не разувались, ты ж не мог заглянуть внутрь?..

–    Не понимаю… Догадался о чём?

Вместо ответа Hajtalca снимает с ноги свою вчерашнюю чёрную женскую туфлю на невысоком каблуке и показывает мне её изнутри, и я вижу, что на стелвке, в том месте, куда упирается пятка, фабричным способом написано слово Jessса.  Название фирмы-изготовителя . Я очень удивился тогда, так как не знал, что бывают такие невероятные совпадения, и после осмотра туфли я сначала не нашелся, что ответить, а потом рассказал ей про Шония и трансформацию слова Jое. А само совпадение показалось мне тогда важным и подсказывающим, что Наjnalca!  – это как раз то, что мне нужно, и мы некоторое время встречались, дошли даже до сексуальных контактов,- А потом я однажды увидел Jessiс-у в городе, в обнимку с бывшим её чуваком, похожим на обезьяну – серьёзно, ничего личного, он честно был похож на примата, что-то среднее между гориллой и орангутангом. и после этого я больше ей не звонил.

А сколько-то недель спустя однажды позвонила мне Jessicа и попросила достать ей видеокассету с живым концертом Iron Maiden – я oбещал ей это ещё до того, как увидел с обезьяной в обнимку. Договорились встретился возле дома, где жил мой знакомый дядя Коля, который всю жизнь занимался коллекционированием рок -музыки на всех видах носителей. Но ничего он просто так не давал, всегда требовал чего-то взамен . И Jessiса принесла для этой цели видеокассету с каким-то фильмом и осталась ждать внизу со своим высоким приматом, а я поднялся на шестой этаж на грязном лифте. Подошёл к обшарпанной двери и слышу – оттуда валит какой-то hard госк 70-ых годов (кажется, какой-то Uriah Неер), и 50-летний дядя Коля чего-то там вопит. Долго звоню, открываэт  его жена :

–    Дядя Коля дома?

–    Дома, но он пьяный..

В общем, захожу я в невзрачную, тесную квартирку и вижу, что дядя Коля совсем готов: майка порвана, на груди виден вытатуированный Ленин, с ног сползли древние тапочки, и татуировки на ступнях- «левая», «правая –    стали тоже хорошо заметны, жена его на кухне, а он сидит на старом диване, трясёт пухлыми кулаками над головой и орёт:

–    Это наша музыка! Стааарая музыка! Ооооо!

Я уговариваю его сделать тише и поясняю цель визита.

–    Есь у меня Maiden, есь. А ты принёс чё-то на замен? – говорит дядя Коля.

Протягиваю ему видеокассету. Он берёт её короткими толстыми пальцами, читает название фильма, с трудом фокусируя пьяное зрение, и бац! – суёт её под диванную подушку. Причём. наивно-пьяно думает, что сделал это молниеносно и незаметно. Я улыбаюсь, но, видя, что дядя Коля включил дурака и дальше сидя «пританцовьвает», как ни в чём. не бывало, говорю:

–    Ну что, даёте Маiden?

–    А шо? Есь у тя шото на обмен?

Наклоняюсь, выбираю изпод подушки видеокассету и показываю ему, он берёт её, будто в первый раз. Предыдущая сцена повторяется, но изобретательный дядя Коля на этот раз закидывает фильм под диван я уже без улыбки достаю оттуда видеокассету и почти раздражённо говорю:

–    Дядя Коля, вы будете меняться или нет? Если не хотите, я приду в другой раз.

Он снова просит посмотреть, и я снова протягиваю ему предмет торгов, сильно сомневаясь, что поступаю правильно. Но, блять, на этот раз, после очередной фокусировки зрения он суёт видеокассету себе ПОД ЖОПУ и дальше балдеет под Uriah Hеер… Начинаю злиться и не знаю что делать. А дядя Коля неожиданно начинает чихать.  Громко безостановочно чихать, сотрясаясь толстым невысоким телом. Я отхожу в другой конец комнаты, потому что он брызгает соплями на тапочки, на диван, и даже на лицо своему вытатуированному Ленину – он чихает на всё .  Чихает и рэзмазывает сопли по разорванной белой майке, по рукам и по усам, которые выглядят в стиле 70-ых, как и hard госк дяди Коли. После 10-го или 12-го раза дядя Kоля перестаёт чихать, смотрит на меня хитро и, дальше сидя спортивными штанами на фильме, протягивзат руку – мол, всё чувак, пока. А на руке его, на пухном треугольнике между большим и указательным пальцами лежит недетских таких размеров сопля. Я смотрю на эту густую соплю, напоминающую недожаренную яичницу с весенней зеленью руки не подаю и иду на кухню к жене просить о помощи. Но она, ззглянув в комнату и увидев подпеваюшего дядю Колю – всего в соплях, как в алмазах, без слов выходит на балкон курить. Тогда я подхожу к нему, мягко так толкаю и дядя Коля неспешно и грузно заваливается на бок, как мокрый бегемот, в которого выстрелили шприцом со снотворным, и извлекаю, наконец, эту ёбаную видеокассету  у него из под жопы.

Выхожу на улицу, обезьяна с Jessic-ой курят.

–    Ну что, поменялся?

Молча отдаю им кассету.

-Что, он этот фильм уже видел ?

–    Нет, – говорю. – Просто он этого режиссёра не переваривает.

 

Кобель и закуска

Вспомнил школьную историю. Однажды зимой, в пригороде, мы пили на заснеженном берегу речки домашнее вино. Были Коля и Вася -мои одноклассники, пацан Саша и его огромный упитанный лохматый коричневый прожорливый пёс Вулкан. Обычная наша доза была – трёхлитровая банка довольно крепкого вина. Его Коля ночью добывал из бочки своего отца, залезая в подвал через маленькое окошко, в котором он однажды застрял, как Винни Пух в норе Зайца. Кроме банки, у нас была гитара, стакан, колбаса, хлеб и санки исполняющие роль стола. Мы расположились подальше от посторонних глаз, под прикрытием кустов возле самой воды . Через 2 минуты после первого стакана (было принято пить до дна] мир вокруг меня изменился – цвета, формы и объём деревьев, снега и друзей стали наивно-весёлыми и ярко-расплывчатыми, как узоры на эмалированной посуде (в том возрзсте вино действовало довольно психоделически).

Ещё через полчаса (?) я упал на спину от смеха, а когда показал пальцем друзьям, от чего – они тоже потеряли-сохранили равновесие. Картинка была такая . Мы сидели на бревне, напротив нас Коля играл на гитаре и пел, сбоку стояли санки, а на них, на газете – банка, стакан, куски хлеба, кружочки колбасы, одно яблоко и сигареты и ещё рядом с санками сидел Вулкан – он скульптурно застыл в просительно-голодной позе, капал слюной в снег и не сводил глаз с колбасы-хлеба. В его взгляде сквозила ложная жалобная боль недоедающих африканских собак. Но, кроме этого. Внизу живота Вулкана. Точно в направлении колбасы-хлеба. Как сосиска из хот-дога. Как большой палец из дырки в носке. Как ракета из шахты. Торчал красный, как мухомор. Длинный член. Собачья половая морковка. Его горячий, как лампочка. Мокрый, как борщ. И блестящий, как начищенные ботинки. Орган размножения, размером с бронзовый подсвечник. Нет, размером с игрушечную саблю. Нет, размером с советский карманный фонарик. Вообще-то размер не имеет значения. Мы смотрели не на Это , из дыры его красной собачьей залупы. А также с его поверхности. Толстой, как рупор, струёй. Валил пар. Валил на расстояние около метра. Пар валил и Окутывал Своей тёплой Любовной влагой наш стакан. Наш хлеб. Нашу колбасу. И разбивался-остывал на холодном стекле трёхлитровой банки с вином.

Когда мы доели «подогретую* половым собачьим паром закуску, допили ледяное вино, а Коля забрызгал кровью с пальца полкорпуса гитары, мы обнялись и с песнями пошли домой. Самое симпатичное в этой истории то, что это правда, и что её приятно вспоминать

 

Бацилла & Микроба
Бацила & Микроба (далее – БМ) в обществе друзей распространяется следующим образом.

Шаг 1. БМ сидит в какашке одного чувака как она туда попала – мы пока что не знаем и никто не знает. Мы знаем только, что чувак этот срёт

Шаг 2. БМ выпрыгивает из какашки и весёлым щупальцем-присоской ловко цепляется за стульчик унитаза. БМ ждёт там.

Шаг 3. Друг предыдущего чувака заходит в Т. поссать и лениво поднимает стульчак шкароногой. БМ весело цепляется за подошву.

Шаг 4. БМ, сидя на подошве, шагает на кухню, где бухают все остальные друзья . Друг берёт сигарету и закидывает ноги на стол, потому что все уже много выпили и все ему доверяют. БМ весело прыгает с подошвы на стол и опять ждёт.

Шаг 5. Около часу ночи все хотят кушать, и женщины с участием одного добровольца делают неряшливые бутерброды. Несколько бут-ов оказываются в контакте со столом, а один бут-од ложится прямо на БМ. БМ весело прилипает.

Шаг 6. Один из друзей (ранее мы о нём не упоминали, он пришёл позже всех да ешё и ходил в магазин) с аппетитом ест бутерброд, именно тот, с БМ. БМ весело погружается в желудок.

Шаг 7. Этот друг бухает ещё несколько часов и тут, несмотря на алкоголоную дезинфекцию, он начинает краснеть, раздуваться и поправлять причёску. Затем он начинает классно так бедрами танцевать и ртом в пустой стакан петь «Love Ме Теnder , Love Ме Тrue “, причём воротник его рубашки сам собой встаёт дыбом. Это были Бацилла и Микроба Еlvis-а Ргеslеу.

Всё.

 

Плюсы и минусы дяди Васи
Многие вещи в жизни построены на принципе встречи двух полюсов – плюса и минуса. Мастерство в том, чтоб найти оптимальное их сочетание, чтобы плюс и минус «подходили» друг другу и при соединении «давали» что-то. Вариантов почти бесконечное множество. Многое зависит от ситуации, кажется, не совсем понятно, что я имею в виду. Вот пример

Однажды, очень давно, зимой мы напились вина с моим тогдашним другом Лойчием (это такое венгерское имя). Напились на улице домашнего не очень вкусного вина и не знали, что делать. У него с собой был маленький и тяжёлый советский кассетник. Моно. Податься нам было некуда, вечер был морозный, поэтому мы просто стояли в подъезде моего дома и слушали Heavy metal , что-то из набора конца 80-ых. Помаленьку нас разнесло, и мы начали «танцевать». Лойчи держал мафон, как гантелю на бицепсе, и мы неумело, но ритмично, откровенно и быстро двигались. Из четвёртой или пятой вещи мы уже так вникли з жёсткий ритм, что закрыли глаза. Хотя я, если честно, иногда их открывал. В один из таких моментов в подъезд вошёл мой сосед дядя Вася . Звучит банально, но у меня честно был сосед дядя Вася, в тот момент мои глаза были открыты, а Лойчия – закрыты. Я перестал балдеть, потому что мне было 15 лет, тогда был советский союз, танцевать в пьяном виде под hеаvу metal было не принято, кассетник Лойчия звучал громко, а дядя Вася был большой и не любил меня за то, что я когда-то ударил его дочь по спине и она проскользила два метра по гравию коленями и животом. Лойчи “танцевал “дальше, а дядя Вася строго и недоумённо смотрел на него. Но тут пятая вещь закончилась. Стало тихо, Лойчи открыл глаза, почти перестал “танцевать”- и увидел нас – меня и дядю Васю, мы оба смотрели на Лойчия. «Здрасьте”, сказал Лойчи, я тоже вспомнил, что не поздоровался и сказал “здрасьте”. Дядя Вася не ответил и сделал какое-то неопределённое и, как нам показалось, угрожающее движение. В этот момент из кассетника громко зазвучали бара-баны, которыми начиналась следующая вещь. Очевидно, эти звуки придали Лойчию смелости, так как он толкнул плечом дядю Васю и выскочил из подъезда, я вырвался за ним и мы удрали когда к барабанам подключились гитары, мы уже бежали со всех ног, хотя от радости и музыки сразу же забыли, зачем бежим, шестая вещь гнала нас вперёд. А мы смеялись.

Рассмотрим на этом примере плюсы и минусы, влияющие на наше состояние и настроение. Причём сразу подчеркну, что не имеются в виду плюс как достоинство, и минус как недостаток, это просто условная аналогия с электричеством. Значит, зима и вино – это первая пара плюса и минуса. Ведь пить вино зимой – это совсем не то же самое, что пить вино летом. Значит, сочетание этих двух вещей дает определённый эффект, чем-то отличный от других похожих вариантов. Дальше Вечер и подъезд. Тоже своё настроение: зимний вечер перед телевизором и зимний вечер в подъезде -это, согласитесь, не одно и то же. Следующее. Друг и кассетник – ещё один плюс и один минус. когда ты пьян, то очень даже не безразлично, что у друга, который тоже пьян, есть с собой кассетник, или нету, ведь пьяный друг с мафоном – это совсем иная ситуация, чем просто пьяный друг. Дальше. Неаvу matel и дядя Взся. Tакже очень интересное сочетание, совсем нелегко поддающееся анализу два этих явления происходят из разных миров, имеют разную структуру и химический состав, встретившись, они, как и вода с маслом, не смешиваются, но аудиовизуальный эффект дают очень красивый. А пьяным убегать от дяди Васи в морозную ночь под шестую вещь какого-то там альбома восьмидесятых годов да ещё и смеяться – это вообще позитивное короткое замыкание. С искрами. В мозгу

Всё. Кажется, объяснил.

 

112 -117